Соцзащита

Львова-Белова: Из зоны спецоперации эвакуировано более 150 тысяч детей


Из зоны спецоперации по помощи ДНР и ЛНР эвакуировано более 150 тысяч детей, рассказала детский омбудсмен Мария Львова-Белова в интервью программе "Поздняков" на НТВ.

"Я выезжала в пункты временного размещения, была в травмцентре, куда привозят детей с разными сложными травмами после боевых действий, которые происходили, например, на территории Мариуполя", — сообщила она.

Уполномоченный по правам ребенка остановилась на психологической реабилитации, в которой нуждаются эвакуированные дети.

"Дети с серьезным посттравматическим синдромом. И это проявляется в рисунках, которые они рисуют — боевые действия, военную технику. Это проявляется в том, что дети не могут (выносить) громкие звуки", — добавила она.

По словам омбудсмена, в России много людей, которые готовы принять детей из указанных регионов — усыновить или взять под опеку, просто предоставить жилье. "Мне очень хочется, чтобы этот эмоциональный отклик наших граждан перенесся и на тех детей, которые находятся в наших учреждениях на территории Российской Федерации, — добавила Львова-Белова. — Ведь там тоже есть такие же дети, трудно устраиваемые категории — с инвалидностью, из больших семей. Я уверена, что вот эта волна поспособствует и тому, что мы сможем принимать в свои семьи не только детей с территории Донбасса, но и наших российских детей".

Уполномоченный по правам ребенка заступилась за опеку, которая, по ее мнению, сталкивается сегодня с настоящей травлей.

"Всегда, когда мы говорим про систему учреждений для детей-сирот, систему поддержки и помощи семье, всегда у нас опека становится виноватой… Я знаю специалистов опеки высокопрофессиональных, которые умеют и знают, как помогать. С другой стороны, знаю случаи, когда очень субъективная оценка рушит семьи, и дети оказываются в учреждениях", — отметила она.

Органы опеки воспринимаются как карательный контролирующий орган, хотя на самом деле это орган профилактики, отметила Львова-Белова.

"Тот объем функций, который возложен на органы опеки, не позволяет им заниматься профилактикой. Тебе поступает сигнал, что есть проблема в какой-то семье, — конечно, тебе проще выехать изъять этого ребенка, чем разбираться в ситуации. С чем мы сталкиваемся? Что органы опеки подключаются тогда, когда существует сигнал. Когда соседи просигнализировали, школа, еще кто-то, — подчеркнула омбудсмен. — И зачастую, не находя подтверждение этому сигналу, уезжают и не передают информацию об этой семье социальной защите, которая впрямую дальше должна заниматься ведением этого кейса, чтобы не допустить ситуации, когда уже существует угроза жизни и здоровью ребенка. Когда это существует, ребенка необходимо изымать".

Очень важно, чтобы функционал опеки, который не требует их включения, был с них снят, считает уполномоченный. "Такая будет бесшовная помощь семье: попадание в учреждение на временное (содержание), если мы понимаем, что семью невозможно сохранить. И потом передача ребенка в приемную семью, если понимаем, что других форм для него не существует. Здесь органы опеки встанут в линейку единой помощи. Учреждения, которые мы планируем, станут малокомплектными, казарменные уйдут", — заключила Львова-Белова.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»